[sticky post]Пролог.
buran988
Вообще то я создал этот блог сугубо для того, чтобы не быть забаненным одним (и пока единственным) ЖЖ-френдом. Тот - лют и свиреп в смысле пустых журналов, а читать его блог мне нравится.

Но чуть позже я подумал, что стану добавлять ещё что-то. Чего спейсу пропадать?

Если вдруг вы случайно зашли на мою ЖЖ-страницу, то пожалуйста имейте в виду, что я не имею (и точно не буду иметь) намерений обсуждать что-либо с кем-либо, кто мне не интересен.

Поэтому: если хотите общаться - велкам. Желаете тупо насрать - не тратьте время пожалуйста.

И ещё: как человек в прошлом военный - я не ругаюсь матом, я разговариваю на нём. Поэтому особо культурным, а равно и адептам всяких постановлений о неприемлемости мата тут тоже делать нечего.

Искренне свой.

Если в кране нет воды (отрывок из будущей книги). Начало.
buran988
Благодаря Дюма-папе все знают о легендарных, захватывающих, элегантных и пахнущих изысканным парфюмом, приключениях храбрых героев-мушкетёров. Причём сам Дюма-отец наверное знал, что реальный мушкетёр похож на атосов-портосов как боров на газель.

Реальный мушкетёр таскал на себе кучу всяких дел, начиная от мушкета с сошкой (12 кг, между прочим) и заканчивая мелочёвкой типа пуль, пороха, пыжей, шомпола и так далее. Шпага у него была, но, скорее всего, очень мешала.
В принципе, ничего страшного. Ну сложилась у нас благодаря Дюма и, отчасти по его описаниям, Боярскому со Смеховым, Смирницким и Старыгиным, несколько искажённое представление о мушкетёрах середины семнадцатого века - и фиг с ним. В конце концов раньше в СССР книги Дюма печатало издательство Детгиз и никто не говорил, что они исторические.
Так, да не совсем. Дюма-отец писал, вообще-то, для французской публики, а не только для наших пионэров и подростков.
Роман публиковался в газете кусок за куском и пользовался бешенным спросом праздной публики. 1844-й год. Больше двухсот лет со времени описываемых событий.
Ну вот вы, любой, можете написать роман о событиях родимой Российской Империи в году, эдак, 1805-м. Без гугла фиг кто и вспомнит – что тогда вообще происходило. А уж написать о чём то конкретном, да облечь в художественную форму, да с соблюдением деталей – могут только Бушков и Акунин. Но они месяцами в библиотеках сидят, чтобы не выглядеть потом уныло в глазах какого-нибудь узко ориентированного знатока.
К чему это я? А вот к чему. Дюма в своём романе скомпилировал три старинных книги: «Воспоминания господина д’Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты королевских мушкетёров» (автор - Куртиль де Сандра, 1700, Кёльн), «Мемуары» Ларошфуко (1662 г.) и «Мемуары» камердинера Анны Австрийской – де Ла Порта.
Книги эти сухи и документалистичны. Дюма добавил флёра, духов, драк, женских сердец и – вуаля – получился захватывающий роман для массовой публики века девятнадцатого.
Добавляя изысков, господин Дюма слегка записался. Может не сам, может его «негры» поверхностно работали над темой.
По Дюма, главный враг Анны Австрийской и, естественно, мушкетёров – кардинал Ришелье. Злобная умная сволочь, гадящая королеве из-за безответной любви и по подлости характера. На деле Анна была та ещё сука. Ришелье не устраивал тогдашнюю знать. Ещё бы устраивать: он собрал Францию воедино и торчал костью в горле олигархической элиты.
Если кто не в курсе, то Ришелье (Арма́н Жан дю Плесси́) был не только духовным лицом, но и премьер-министром. Против него постоянно устраивались заговоры в которых с завидной регулярностью участвовала и Анна Австрийская. Она и против мужа успела.
По Дюма бравые мушкетёры, подчиняясь политической воле Ришелье, отправляются на осаду крепости Ла-Рошель, где проявляют чудеса безрассудной храбрости. В книге всё это описано как некая второстепенная фигня из-за которой славная четвёрка вынуждена оторваться от пьянок и дуэлей в угоду личной прихоти честолюбца-кардинала. От его же шпионов наши друзья прячутся на бастионе Сен-Жерве, чтобы поговорить.
Глава 15-я: «Итак, Ла-Рошель пала. То, что было начато в марте 1621 года, когда гугеноты восстали против короля, было завершено семь лет спустя в этом же городе. С восстанием было покончено. Королевская армия под Ла-Рошелью сполна рассчиталась за неудачи под Монтобаном и Монпелье. Это было тем более приятно для кардинала, поскольку все предыдущие неудачи в борьбе с гугенотами выпали на долю короля, тогда как победу все связывали в первую очередь с именем Ришелье.»
Речь идет об осаде осени 1628 года.
О религиозных войнах Священной Римской Империи 16-17-го веков мы ещё поговорим (кому интересно, конечно). У Дюма в связи с осадой крепости, да и на протяжении всего романа красной нитью проходит мысль о крайней тщеславности Ришелье и некоем тайном противоборстве между ним и Людовиком 13-м. Определённое недоверие со стороны Людовика, конечно, было. Ведь к политической власти кардинала привела королева-мать – Мария Медичи, которую Людовик, мягко говоря, недолюбливал.
Но вот как-то «за кадром» остается факт, что Ришелье стал премьером летом 1624 года. То есть получается, что через три года после того, как по словам Дюма взбунтовалась Ла-Рошель. Где тогда великие военные заслуги? Семь лет одну крепость осаждал и без мушкетёров не справлялся?
На самом деле восстание Ля Рошели о котором идёт речь началось в 1627-м
На самом деле именно это восстание не было религиозным. Чистая экономика.
Ла Рошель была «гугенотской столицей» на западе Франции и не платила налогов в казну. А вот Ришелье понимал, что без денег вообще хана и требовал жесткого контроля морской торговли и полного сбора всего положенного.
На самом деле именно герцог Бекингем инициировал всю эту бодягу и пытался активно помогать восставшим. По Дюма, всё это - ради любви к Анне Австрийской.
На самом деле Англия просто всеми силами пыталась не допустить, чтобы Франция стала морской державой.
На самом деле именно это-то восстание и было подавлено Ришелье. Его личным военным гением.
Всё это для нас, жителей совсем другой страны и другого времени – совсем не важно.
Важно понимать, что крайне личностно написанный приключенческий роман на долгие десятилетия сформировал у французского (и не только французского) общества отношение к человеку, без которого, вне всякого сомнения, никакой Франции не было бы на современной карте мира.
Уж совсем пару слов, чтобы закончить. Чисто из уважения.
Вы представьте себе картину: идёт тридцатилетняя война всех против всех за мировое господство в Европе (и восьмидесятилетняя между ближайшими соседями Франции параллельно с тридцатилетней).
Французская знать пытается растащить страну на лоскуты и по карманам. Коррупция в правительстве, казна пуста. Коронованные свекровь с невесткой и многочисленные сиятельные родичи – жрут друг-друга поедом и мордуют смертным боем. А тут ещё постоянное противостояние католиков и протестантов внутри страны (гугеноты, это – протестанты кальвинисты). Выскочка, говорите? Личные амбиции, говорите? По-моему, человек, которому в такой обстановке светит стать первым министром должен либо слинять куда-нибудь по-быстрому, либо начать гнуть свою линию с риском для собственной жизни и репутации. Похоже, что Ришелье выбрал второе.
В 1629-м он ставит жирную запятую в вопросе внутреннего религиозного противостояния. В городе Але Ришелье подписывает мирный договор, которым признаёт гугенотов полноправными гражданами страны, наплевав при этом на вопли католической церкви. И начинает готовиться к вступлению в войну против Габсбургов.
Да, Ришелье вступил в тридцатилетнюю войну с дохленькой армией и почти без флота. Да, он выжал соки из всех слоёв населения для того, чтобы построить флот и модернизировать армию. Но где тут личные амбиции? Причём тут любовь и подвески?
В 1637-м у Франции было уже три атлантических эскадры и одна средиземноморская. Что ещё? Первая газета. Основание Сорбонны.
Франция получила максимум возможного при заключении Вестфальского мира, оттопырив у Габсбургов Эльзас. Но сам Ришелье этого уже не увидел.
Хотя начали мы с того, что тяжелый пехотинец, согласно сформированному в нашем представлении чужому описанию, скачет зайчиком, тыкает шпажкой и машет надушенным платочком.

Если в кране нет воды (отрывок из будущей книги)
buran988
Для ответа на вопрос «в какого Бога веруют евреи и какому Богу молятся» - без иврита не обойтись.
Не только конченные мудаки, но и люди считающие себя образованными, часто на все сто уверены в том, что у «жидов свой Бог». Зовут его «Яхве» или «Элохим». Или Йегова. Йегова как-то по-зловещей звучит, по-моему.
За Элохима мы ещё поговорим. Что же до Яхве, то, во-первых: это – тот же Бог, что и у так называемых Христиан. Во вторых: Яхве появился после того, как Тору (она же – первые пять книг Христианского «Ветхого Завета») стали переводить с древнего иврита на разные языки.
Нет никакого Яхве. И не было никогда. «Продвинутые» знают, что непроизносимое имя бога зовется «тетраграмматон». А особо продвинутые, зацепившись за слово «непроизносимое» делают далеко идущие криминологические выводы: дескать жиды держат имя «своего» Бога в такой глубокой тайне, что и произносить его нельзя. Да что там «особо продвинутые». Википедию откройте не странице «Тетраграматон» и наслаждайтесь.
Ну, я постараюсь держаться подальше от чуши и поближе к первоисточнику.
Тетраграмматон – четыре буквы древнего иврита – юд (или йод), хей, вав, хей (יהוה; справа-налево, разумеется) – появляются в книге «Бытие» 2, 4; с. 54-55.
В ранних переводах на греческий и современном синодальном переводе тетраграмматон незатейливо обозначили как «Господь».
На самом деле в этих четырех согласных записаны три формы (три времени) глагола «быть». «Был», «Есть», «Будет».
Писавшие Библию (или Тору, кому как больше нравится) хотели донести до своего будущего читателя суть. Бог, это – то, что всегда было, есть и будет.
- ה י ה - Гайа - Он был.
- ה ו ה - Гове – Он есть
- ה י ה י - Йигъйе – Он будет (всегда)

Какие Йеговы? Какой нахрен Яхве? Бог непостижим и всеобъемлющ. Он всегда был и всегда будет. Для него нет ни времени, ни пространства. Вот что хотели сказать писавшие Библию, сводя три глагола в одну нечитаемую форму.
Вовин пудель в золоченой одежде, вещая из зомбоящика по воскресеньям, делает особо строгое «отеческое» лицо, произнося тупые и насквозь лживые фразы про «тоталитарные секты» и прочие какашки, которыми не след заниматься настоящему православному христианину. Сам он, разумеется знает, что любая религия тоталитарна. А какой она ещё может быть? Плюралистической? Со свободой мнения?
Сам он получил неплохое, наверное, теологическое образование и знает, что любая религия начинается как секта, а заканчивается как ересь.
Сам он точно знает, что религия, это – доктрина. Канон. А вовсе не хождение в храм, не лобзание поповской ручки и не вытыкание свечей.
Попам, разжиревшим от постов и увешавимся золотыми цацками, просто выгодно свести всё Христианскую доктрину к церковным обрядам.
Усредненный посетитель православного храма крайне горд тем, что знает - что и вслед за чем происходит во время церковной службы. Даром, что эти обряды к религии не имеют никакого отношения вообще.
Покажите мне того православного, который вообще хоть как-то понимает свою Веру и религиозную доктрину. Я его зацелую.
Начинаешь говорить… иногда это бывает возможным, хотя и очень кратко по времени. Через сорок секунд православный обязательно задаст вопрос: «Ты в Храме когда в последний раз был?» Через сорок пять: «А ты когда причащался святых даров?».
При чём тут религия и вера?
Нехорошо, наверное, но мне лично очень трудно удержаться от смеха, слушая поясняющий закадровый голос из года в год повторяющий на всех церковных праздниках и службах – что, типа, что означает.
А кто-то скажет мне: нафига вообще всё это? Исторически сложилось? Да ничего подобного. Первые Христиане мало того, что были все поголовно обрезанными евреями, так ещё и в жидовский Храм продолжали ходить. И молились по жидовскому обряду. И не было у них никаких попов, икон, золоченой посуды, скрещенных свечей и прочих блестяшек.
Вы думаете, что они не были истинно верующими? А кто тогда был? Это ведь они шли на смерть за свою Веру. Хотя никаких попов у них отродясь не бывало. Для особо продвинутых - сообщаю, что "епископ", каковым был брат Иисуса, вовсе не поп.
Когда мы читаем о деяниях Павла, об основании им Филипийской церкви – нам сразу представляется некий Храм, построенный христианами. Ничего подобного.
Церковь в значении «Церковь Христова», это – не культовая постройка. Храмов не было тогда вообще. Вне Иудеи (в других Римских провинциях) христиане собирались в любом подходящем месте.
Позже, когда число обращенных стало расти, к обрезанным евреям присоединились необрезанные греки и прочие кападакийцы. Но и они по-прежнему не проводили жутко сложных, не понятных нормальному человеку, обрядов и ритуалов. Собирались, пели простые молитвы и гимны, устраивали братские трапезы.
Даже к четвёртому веку, когда император Константин в 313 году сделал Христианство базовой религией империи - не было ни церквей, в теперешнем православном понимании, ни сложных, непонять откуда народившихся обрядов, ни всего того, что сегодня отчего-то понимается как религия и Вера.

Про подводников.
buran988
Попачкав журнал своего френда решил продолжить в своём немного.
День подводника.
Я не был никогда членом этой касты, но на лодках бывал несколько раз.
И горят они, и тонут. Гораздо чаще, чем обывателя информируют.
Так, чтоб фатально, как "Курск" - редко.
Но вот въебала в 85-м К-431 в Чажме, за год до Чернобыля. Об этом и слышал-то мало кто. Крышка реактора вместе с активной зоной улетела на три километра в сопки. 90 000 рентген в час в эпицентре. Определили по найденному после золотому кольцу одного из офицеров.
11 человек испарились сразу, а всего пострадало около трёхсот. "Пострадало", значит чуть позже померли. И что-то я не слыхал про "сообщества ветеранов-ликвидаторов" (как Чернобыльское).
Сделали вид, что расселили посёлок Дунай, где всё случилось. Сейчас он пустой, конечно, бомжи тусят только, а тогда - никто никого не собирался расселять. Жили как жили.

Ладно.
Про лодки кому интересно - надо Покровского почитать. Он - реальный подводник с кучей автономок. Да и пишет не в пример мне.
Наверное я нарушу его авторские права. Но он, я думаю, не будет в претензии. День Подводника же. Короткий рассказ из жизни.
_______________________________________________________________________________________________

Я нашел на посту пустой бланк журнала. Начал в нем писать. Буду писать, пока шарик в ручке не кончится. Может, это никому и не надо, но так мне легче, как оказалось.

Я - Попов Павел Леонидович, 19…- года рождения, боевой номер - 5-105-21, осталось служить полгода, то есть, мне 20 лет.

17 ноября на семьдесят вторые сутки похода в 6.30 утра я сидел в своейВХЛ-ке (боевой пост в десятом отсеке), когда услышал, как центральныйобъявил: "Аварийная тревога! Пожар в девятом и восьмом отсеках!"Я открыл дверь поста и выскочил наружу. Вахтенный - матрос Рзаев Рустам-исчез, слинял. Скорее всего, потому что дверь в девятый только на защелке, и через нее уже дым сочится. Я закрыл на кремальеру и еще на болт, чтоб комне, чуть чего, не прорвались. Потом пошел докладывать в центральный:"Десятый к бою готов! В отсеке только Попов". Мне сказали: "Есть!".Потом я, как и положено по РБЖ (руководство по борьбе за живучесть),включился в ИП (изолирующий противогаз), и, в соответствии с книжкой боевой номер ..., начал замерять содержание угарного газа в отсеке. Замерил - три ПДК (предельно допустимая концентрация). Все это я доложил в центральный, но там творилось невообразимое, и мне никто не ответил.

Потом, наверное, продули все ЦГБ, потому что . лодка всплыла в надводное. После этого погас свет - видно, рухнула защита реактора, и мы сели на батарею - горело только аварийное освещение. А потом и оно погасло. Когда это случилось, я успел посмотреть на часы - 6.55.

"Каштан" центрального не работал. Не смог я связаться и с пультом - по обычному и аварийному телефонам. Наверное, все выгорело.

А, между тем, температура в отсеке повышалась, стало трудно дышать в маске противогаза. Да и говорить в ней по телефону - одно уродство, правда, он не работал.

Я решил держаться, для чего я, сперва на ощупь, а потом, сообразив и найдя аварийный фонарь, загерметизировал все клапана на переборке, по которым и практически, и теоретически ко мне может прорваться дым. Потом я перетащил все аппараты ИДА (индивидуальные, дыхательные), все ИП-ы в район трюма. Тудаже стащил все регенерацию, потому что она на штатном месте близко от горячей переборки.

В маске очень тяжело стало. Пот глаза заливает. Я еле успел втрюм прыгнуть, чтоб охладиться. Перед этим я посмотрел на глубиномер - мы были в надводном.

А пожар бушевал. На верхней палубе отсека невозможно стоять, даже черезтапочки жжет, не говоря уже о теле. Я маску с лица тогда сорвал - невозможно. Но дыхание задержал, да и глаза щипало - бегом в трюм.

В него я сразу пустил воду, чтоб мне по шейку было, и нырнул.Не знаю, сколько так просидел, потому что часы от воды на руке встали. Надо было в посту посмотреть, но жарко и темно - я фонарик приделал в трюме наверху, но из экономии погасил.

Это все я пишу задним числом, чтоб вы не думали, что я чокнулся и всюду сжурналом бегал.

Через сутки, кажется, температура начала спадать. А так я в воде, как вкипятке, сидел и периодически нырял, чтоб голова остыла.Тихонько стал вылезать из трюма наружу. Глаза щиплет - дым все жепрорвался, но предметы вокруг видно. Переборка еще очень горячая - недотронуться. По приборам- давление в соседнем отсеке повышенное, но это из-за пожара. Я решил дать в отсек воздух из системы ВСД (воздух среднего давления), а то из соседнего мне всякая дрянь непонятно как просачивается.

Дал воздух от пневмоинструмента и так сравнял давление с соседним отсеком. У меня давление повысилось. Стало две атмосферы избыточного.

А до этого я замерил угарный газ, углекислый газ и кислород, потому что, как себя поведут приборы и что они покажут при давлении, я не знал.

Угарного оказалось 100 ПДК, но это, кажется, вранье - иначе я бы давно сдох. А уклекислоты, как это ни странно, всего 0.5 процента - тоже, наверное, вранье. Кислорода -23. Это хорошо.

Я посмотрел на время (на посту есть часы) 12 часов. Только чего: дня илиночи - не знаю. Пытался стучать по всему, что под руки подворачивалось.Потом сообразил. В нос я стучал по трубопроводам гидравлики - до шестогоотсека они всяко идут, а за борт - по кингстону помпы. В ответ - тишина.Нашел термометр. Но он, кажется, тронулся - показывает 80 градусов.

А до этого я придумал вот что: чтоб немного защитить себя от угарного газа,я снял с запасной кассеты для фильтров пластиковый мешок и надел его наголову. Потом я вскрыл банку регенерации, достал из нее все пластины иразвесил их по отсеку. И еще: я взял одну пластину в руки и сунул себе подмешок. Держал ее так, дышал на нее и всюду с ней ходил.

Потом, когда успокоился, почувствовал, что я ничего не ел и не пил. Нашелводу в аварийном бачке и еду. Там было десять банок тушенки, сгущенка.Нашел десять банок сухарей, черных сухарей - это как подарок. Я даже сказал Богу спасибо.

Я сейчас это пишу, и думаю, что Бог, все-таки, есть. Жаль, что я не знаю ниодной молитвы, конечно, но вот что странно: я как сказал только: "СлаваБогу, есть еда, не все из аварийного запаса разворовали, сволочи," - так мнелегче стал. Я даже проверил, сказал про себя только одно слово: "Бог", - имне сразу хорошо, и я понял, что я прорвусь, несмотря ни на что.Конечно! А что мне еще остается?

Мы продолжали находиться в надводном. Но вот что странно: оба вала вращаются. Когда всплыли, был такой момент, когда они замерли. А теперь опять пошли. Если мы идем в надводном - и это лучше всего - значит, живые есть. Хотя на чем мы идем - это еще вопрос. Но, может, нас взяли на буксир и за ноздрю тянут? Или нас тянет течением? Это хуже.

Есть ли на корабле люди? Я это пытался выяснить всеми силами. Все сигналы, что на переборке нарисованы, перестучал. В ответ - молчание.

Я решил, чтоб не сойти с ума, нести вахту. Тем более, что температура начала медленно, но спадать.

Тогда-то я и нашел журнал и записал свои впечатления.

А вообще, если б мне кто-то когда-то сказал, что я начну так в журналеписать, и это для меня станет самым важным в жизни, то я бы, наверное,обхохотался.

Периодически говорю Богу спасибо, потому что меня это укрепляет.Я решил начать несение вахты с осмотра отсека: есть липротечки воды? Их не оказалось. Потом я все время следил за давлением у себя и в соседнем - там оно постепенно падало, и через сутки после того, как я стал вести отсчет времени и назвал это первыми сутками, уже можно было дотронуться до переборки - рука все-таки терпела. Температура в отсеке тоже снизилась и даже по тому чокнутому градуснику составила 60 градусов.

Валы вращаются. Я думаю, что это не течение, и нас все же волокут. Хочетсятак думать. Стучал - ничего. Я записал сам себе задание: стучать во что бы то ни стало. Решил стучать еще и по кислородным трубопроводам - я их, кстати, тоже перекрыл - и по углекислотным: они тоже до шестого отсека.

Вообще, корма живет с шестого отсека, а нос - с первого до пятого. Недостучаться. Но я все равно стучу.

Я спросил у Бога: стучать? Он мне ответил: да. То есть, не совсем у Бога, яспросил у себя, и ответ пришел от меня же, но, когда я думаю, что это все он, то мне легче.

Да, мы же в надводном. Хочется, конечно, люк десятого попробовать открыть. А вдруг открою - и сразу на свежий воздух? Но люк десятого - это такая сволочь - его только старшина команды трюмных у нас умеет открывать напополам с кувалдой. У меня же отсек под давлением, с люком будут сложности: давление надо сравнивать. А я тут подсчитал, что, если по штатному, то я его неделю равнять буду. А если не равнять, то крышку люка вырвет и меня по ней размажет.

Я научился действовать в темноте. Экономлю фонарик. Разобрал несколькоманометров, снял с них светонакопители. У меня их с десяток. По отсекам ятеперь хожу так: на голове у меня полиэтиленовый мешок, под ним - в однойруке я держу пластину регенерации, а другой - гирлянду светонакопителей, на поясе у меня фонарик. Если увидеть меня со стороны, то я, наверное, начучело похож.

Содержание вредных примесей все равно измеряю. А вот кислород мне больше не замерить - батарейки сели. Но у меня еще нетронутых десять банок регенерации, а это мне на шестьсот сорок часов.

Меня беспокоит только угарный газ - последний мой замер - 50 ПДК, вранье, конечно, или я что-то не так делаю. Трубок на высокие концентрации угарного газа у меня мало - всего четыре осталось. Решил мерить раз в сутки.Вода нигде не просачивается. Нырял в трюм - у меня там теперь ванна. Втуалет хожу в гальюн - на мой век его хватит.

Написал в журнале дату: 20 ноября. Так выходит по моим расчетам. Послеаварии прошло трое суток. Изменений - никаких. Еду я растягиваю. Все время хочется пить. Болит голова, но я ее охлаждаю. В отсеке 45 градусов.

Теперь у меня давление выше, чем в соседнем, и постепенно падает. Там -полторы атмосферы, у меня - где-то меньше двух. Падает.

У меня в стержне мало пасты, и потом, от температуры, наверное, или отперепадов давления, что ли, она немного потекла. Надолго ли хватит? Но япридумал: когда закончится паста, я буду просто шариком писать без пасты.Шарик будет карябать страницу, а потом, если надо будет прочитать наповерхности, повернул лист и с той стороны заштриховал карандашом и буквы проявятся. Мы так в детстве играли, теперь вот пригодилось.

Пошли пятые сутки.

Стучу - ноль эмоций. Уже просил Бога, чтоб меня услышали. Он мне сказал, что я достучусь. Чушь, понятно, но я верю.

Концентрация угарного падает, я всюду вешаю пластины регенерации, ем сухари. За бортом вода восемь градусов. В отсеке - сорок. Столько времени прошло, а все еще жарко.

Сегодня решил съесть тушенку: жарко, вдруг она испортится?Съел - ничего. Вода у меня стухла, но я теперь из цистерны питательной воды пью. Там получше.

Тушенку съел всю. Сгущенку оставил - что ей сделается? Стучал. Вода непросачивается. Крен и дифферент - в норме. И самочувствие у меня хорошее - все в своем колпаке хожу. Спросил у Бога: мне ходить так? Он сказал: да.

Разобрал старый серебряно-цинковый аккумулятор. Вытащил пластины. Почистил. Интересно, что из них серебро? Это мне для воды надо. Я положил и то, и другое по очереди в воду, настоял и отпил. Там, где вкуснее, посчитал, что это серебро. Проконсультировался с Богом. Он подтвердил.

Уже неделю так живу. Стучу - безрезультатно. У меня кончилась паста в ручке. Все обыскал - вдруг, где еще завалялась - нету. Несу вахту. На сон я себе отвел немного времени. Завел себе порядок: прошелся по отсеку, замерил, прикимарь немного, потом посмотри на часы. Чтоб не потерять счет времени.

Уже привык так спать. Первые пять суток вообще не хотелось. Да и сейчас это сном вряд ли можно назвать. Стучу через каждые полчаса по три минуты. Все время подаю сигнал SOS. Азбуку Морзе я вспомнил, как это ни странно. Учил когда-то, да забыл, а сейчас - всплыла. Я теперь на кингстоне поэмы выстукиваю. Так, для себя.Прошло десять дней. Иногда такое на меня накатывает. Но я теперь сразу кБогу, а он мне: терпи, все получится. От нечего делать жизнь свою вспомнил. У меня мать и бабушка. Если чего, передайте, что у меня все было хорошо, и я не мучился.

Сегодня двенадцатые сутки, как я один. Решил отметить это дело. Открылсгущенку. Вкусная. Сходил потом, искупался - нырял в трюме.Двадцатые сутки.

- Бог, а ты есть? Он говорит: да. Я тоже так думаю.

Его достали через месяц, когда пришли в базу. Тогда-то и обнаружилось, что в последнем отсеке кто-то стучит.

Он почти ослеп, был весь седой, а к себе прижимал журнал.

Самый главный вопрос. Первый пример.
buran988
Пару лет назад, приблизившись к полтинику, я понял Главное.
Главное (самое Главное) - задаваться простыми вопросами. И, ища на них ответы, помнить, что самый верный ответ должен быть таким же простым, как и вопрос.
Для поиска простых ответов на простые вопросы не нужно быть особо одаренным или образованным. Нужно просто не лениться.
"Мы ленивы и не любопытны" - говорил Светлой Памяти Леонид Александрович Мацих. И был прав на 100500%.
Те, кто ебут всех нас в жопу (только не думайте, что вас лично не ебут, это - иллюзия), твёрдо знают о нашей лени и нелюбопытстве. Более того: я лично считаю, что лень, это - паразит вирусного происхождения. Шутка, конечно, но только насчёт жопы. Ебут нас, на самом деле, в голову.

Пример: Ситуация с Украиной.
Не для "хохлосрача", просто жизнь надо разбирать на простых примерах (если есть желание что-то разбирать, конечно).

Ещё год назад было понятно - из-за чего всё началось.
Ещё полгода назад было понятно - из-за чего всё не заканчивается.
И сейчас понятно - зачем всё это делается.

Но, по-честному роя Тырнет, я так и не увидел ни разу чтоб хоть кто-то, хоть единыжды попытался не присоединиться к чьей-либо позиции, а хоть как-то поиметь свою.
"Я напрягся по поводу своей гениальности" - любит говорить один мой знакомый. Ведь не может быть, чтобы всё лежало на поверхности и при этом все продолжали катать какие-то убогие мысли и версии, лить друг на друга ушаты говна и всячески обзываться.

ЛЮБОЙ. Абсолютно любой человек может составить своё собственное мнение. Но есть опасность остаться в сугубом меньшинстве. Как в отношении к огромной массе продукта хлопковой переработки, так и в отношении к противоположной стороне.

Желающие попытаться (сами) могут задаться очень простыми вопросами. Конечно надо абстрагироваться от постулатов про "Русский мир" и "Независимость". Ибо, как сразу же выяснится, никакого отношения эти постулаты к реальности не имеют.
1. ЧТО экономически интересного находится на территориях, занятых ЛНР и ДНР (ну и какова ориентированность этих активов, конечно)?
2. Кому формально-юридически принадлежит ЭТО?
3. Что из ЭТОГО пострадало из-за боевых действий?

Ответы на эти три очень простых вопроса может найти в Тырнете любой. За ПЯТЬ минут.
Тогда сразу станет понятна отправная точка всего, что происходит на Украине.

P.S. Не нужно думать, что ГЛАВНОЕ, это - то, что сейчас на Украине. Просто пример уж больно живой.

Чтоб не пусто.
buran988
Напишу что-нибудь, чтоб не забанили как бота.

Сегодня ветер (что редкость в нашем краю). Достраивал баню, хоть сегодня и не трудилось почему-то.
Через 3 дня обещают снег и минус 20. Бррр....
Я все-равно съебу в другие края на это время, хотя и в других краях не обязательно будут тропики.
Прорвёмся. Главное, чтоб гололеда не было. Не хорошо это, ни для автомобиля, ни для ероплана.
И зверюшки мои нахохлились. Жмутся друг к другу.

DSC_0037

?

Log in

No account? Create an account